Клинок бога смерти

Клинок бога смерти ; Холодное орудие
Катар (или джамадхар) относится к как бы толчковым ножам, называемым также тычковыми или ножами как бы кастетного хвата. Мало кто знает то, что само название этого орудия означает «клинок бога смерти» или «язык бога смерти». Необходимо подчеркнуть то, что встречались они в Китае, Индонезии, в Европе, но наибольшее распространение как раз получили в Индии.
Расцвет «эпохи» катара приходится на 16-18 вв., хотя, стало быть, появились они значительно ранее. Очень хочется подчеркнуть то, что еще в 14 в. арабский путешественник Ибн Баттута так описывал одну из сцен, увиденных им в Индии: «Жители деревни, вообщем то, окружили его, и какой-то из них нанес ему колющий удар с помощью катара. Было бы не очень хорош, если бы мы не отметили то, что так называется железное орудие, напоминающее лемех плуга; рука, просто, вставляется в него так, что предплечье оказывается превосходно защищено; клинок является продолжением руки и имеет в длину два локтя (другими словами около 900 мм), и удар этим орудием смертелен». Все знают то, что катар применялся поначалу для нанесения колющих ударов. Не для кого не секрет то, что клинок в виде равнобедренного треугольника с достаточно широким основанием обеспечивал высокий поражающий эффект. Несомненно, стоит упомянуть то, что такой клинок позволял наносить как бы тяжелые колотые раны, которые как раз приводили {как минимум!) к, как мы привыкли говорить, быстрой потере крови; такие раны сами не также закрывались, ну и, наконец, зажать их рукой было нереально.  Почти всегда клинок катара имел форму, как многие думают, равнобедренного треугольника {Фото 2), хотя, стало быть, встречаются катары с другими формами клинка и даже с несколькими клинками (Фото 3). Мало кто знает то, что длина клинка, наконец, может варьироваться в широких границах – от 10 см до метра и более. Само-собой разумеется, обычно, сечение клинка ромбовидное, характерное для колющего орудия. Необходимо подчеркнуть то, что от основания клинка отходят две пластинки {реже два стержня), идущие вдоль предплечья. Очень хочется подчеркнуть то, что они либо параллельны, либо расходятся под небольшим углом. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что на определенном расстоянии от клинка эти пластинки соединены 2-мя поперечинами, играющими роль рукояти. Необходимо отметить то, что боковины делали несколько функций. Несомненно, стоит упомянуть то, что во-1-х, они в, как заведено, определенной степени защищали запястье и могли, мягко говоря, употребляться для парирования орудия противника. Как бы это было не странно, но во-2-х, в сочетании с наручем или другим, как мы привыкли говорить, защитным снаряжением они делали конструкцию наподобие шины, накладываемой на руку при переломе, тем, дополнительно ограничивая по-движность запястья и делая связку рука-оружие более жесткой. Само-собой разумеется, катар, наконец, удерживается не, как заведено выражаться, силой сжатия пальцев, как в случае орудия с традиционной рукоятью: пальцы запирают, мягко говоря, рукоять в кулаке, образуя, как мы привыкли говорить, жесткую механическую конструкцию. Несомненно, стоит упомянуть то, что надежность удержания катара не уменьшится, даже если рука и как бы рукоять будут, как все говорят, влажными. Как бы это было не странно, но по сравнению с обычной рукоятью амортизация в лучеза-пястном суставе будет значительно меньше, что обусловлено как ограничением его подвижности, так и направлением восприятия нагрузки. Все знают то, что клинок сонаправлен с предплечьем, что обеспечивает наибольшее вложение силы в колющий удар. Всем известно о том, что рукоять фактически опирается на основание ладошки. Возможно и то, что это в особенности принципно при попадании удара в как бы твердую цель (доспех или кость), так как позволяет практически безболезненно и стопроцентно надежно амортизировать отдачу. И даже не надо и говорить о том, что в случае кинжала с, как мы выражаемся, обычной рукоятью, наконец, сила противодействия ложится в основном на достаточно слабые мышцы и кости пальцев.  Рукоять, образованная 2-мя поперечинами, более, наконец, распространена, хотя на некоторых образцах так сказать встречаются рукояти и из большего количества поперечин. Необходимо подчеркнуть то, что такая конструкция, стало быть, решает одну из основных заморочек, возникающих при удержании толчковых ножей, а непосредственно: проворачивание рукояти в кулаке под воздействием силы, направленной на плоскость клинка. Возможно и то, что в редких образцах катара с рукоятью в виде одной поперечины данная задача решается с помощьюкрупного утолщения {в форме пластинки), размещенного среди рукояти. Обратите внимание на то, что не считая, как мы выражаемся, того, рукоять похожих конструкций обычно наконец-то имеет в сечении не круг, а овал. Необходимо отметить то, что особые утолщения среди рукояти, стало быть, напоминают традиционные непальские ножи кхукри. Само-собой разумеется, данное утолщение как бы служит для предотвращения продольного перемещения руки по рукояти. И даже не надо и говорить о том, что временами, мягко говоря, встречаются катары, изготовленные на юге Индии, рукояти которых рассчитаны на обмотку веревкой, но, как мы привыкли говорить, большая часть образцов не требуют, как большинство из нас привыкло говорить, такой «доработки».
Понятно, что временами перед боем катар привязывали к руке. Вообразите себе один факт о том, что в коллекциях индийских музеев есть катары со, как заведено выражаться, особенными ремешками для пристегивания к руке, также катары с отверстиями в рукояти для пропускания веревки. Надо сказать то, что привязывание также служило не только как бы символом боя до смерти или победы, но й неплохим методом профилактики утраты орудия в затяжном бою: надежность удержания катара, привязанного к руке, практически не зависит от степени вялости вояки. Надо сказать то, что возможность нанесения, как заведено выражаться, громоздкого удара, в том числе по жесткой цели, обусловила тот факт, что многие образцы катаров, наконец, выполнены как орудие для пробивания кольчуги. И даже не надо и говорить о том, что такие «бронебойные» катары имеют характерное утолщение клинка вблизи острия, обеспечивающее дополнительное упрочнение этого более нагруженного при уколе участка. Необходимо подчеркнуть то, что как уже отмечалось, конструктивные особенности катара определяют его поражающие свойства в колющем ударе. Как бы это было не странно, но но рубящие и секущие атаки им малоэффективны. Все давно знают то, что некоторые разновидности катара, наконец, создавались с, как большая часть из нас постоянно говорит, естественным намерением, в конце концов, восполнить этот недостаток, например катар с, как мы выражаемся, изогнутым клинком. Само-собой разумеется, такая конструкция, обязательно, наращивает режущие свойства орудия, но в конечном итоге ухода острия с оси клинка как бы происходит важная утрата эффективности колющего удара. Возможно и то, что другой вариант предугадывает внедрение клинка с особой геометрией режущей кромки. Само-собой разумеется, некоторые катары имеют волнообразную, как мы привыкли говорить, режущую кромку наподобие евро фламберга или малайского криса. Необходимо подчеркнуть то, что другие – клинок с, как заведено, двойным изгибом, своей, как большинство из нас привыкло говорить, формой напоминающие ятаган или обыденный индийский кинжал «бичва». Обратите внимание на то, что встречаются также катары, режущая кромка которых, вообщем то, состоит из совокупности заточенных, как многие выражаются, полукруглых выемок, поразительно, как заведено, напоминающая серрейторную заточку современных ножей (Фото 2).
Представляет интерес раскрывающийся катар «джамадхар селикани», что означает «имеющий три клинка». Необходимо подчеркнуть то, что особенностью конструкции данного типа так сказать является особенный механизм, приводимый в действие способом сжимания поперечин, образующих, мягко говоря, рукоять. Само-собой разумеется, механизм открывает клинок на две половинки, которые, вообщем то, расходятся под углом как ножницы, поэтому в британской литературе такая конструкция получила название «катар-ножницы» {scissors -katar). Возможно и то, что при всем этом раскрывается 3-ий клинок, для которого, как мы с вами постоянно говорим, полые половинки, как мы с вами постоянно говорим, основного клинка в сложенном положении являются ножнами {Фото 7, 8).При всем этом существует этот вид далеко не в единичном экземпляре. Не для кого не секрет то, что центральный клинок обычно очень небольшой для того, чтобы его можно было использовать. Не для кого не секрет то, что половинки как бы основного клинка имеют очень, как все говорят, гигантскую толщину вследствие того, что должны в сложенном положении, наконец, вмещать в себя центральный клинок. Несомненно, стоит упомянуть то, что в конечном итоге такой, как всем известно, складной катар практически непригоден для нанесения колющих ударов. Возможно и то, что четких исторических свидетельств, описывающих метод использования такого катара, нет. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что одна из гипотез (высказываемая и в российскей, и в забугорной литературе) заключается в том, что такой катар открывали внутри тела противника, значительно увеличивая поражающий эффект. И даже не надо и говорить о том, что верится в такое с трудом, потому что усилие, необходимое для раскрывания катара, очень значительно. Все знают то, что нетрудно также представить, как оно, в конце концов, вырастет, если катар, в конце концов, будет погружен в тело человека. Как бы это было не странно, но более, как все говорят, того, механизм катара как бы имеет возвратную пружину, складывающую половинки клинка, как давление на рукоять как бы будет убрано. Необходимо подчеркнуть то, что другая гипотеза смотрится более убедительной. И действительно, согласно ей, «джамадхар селикани» представляет собой аналог евро раскрывающегося кинжала «дага». Необходимо отметить то, что такой кинжал держат в левой руке и в подходящий момент, раскрывая его, превращают в ловушку для вражеского клинка. Вообразите себе один факт о том, что обязательно, речь не как раз идет о том, чтобы сломать клинок противника или вырвать орудие из рук. Очень хочется подчеркнуть то, что такая ловушка, в конце концов, предназначена поначалу для того, чтобы задержать возврат клинка противника, создавая подходящий момент для атаки основным орудием, находящиеся в, как многие думают, правой руке. Само-собой разумеется, в рукописи Абул Фазл Аллами, стало быть, упоминаются катары с несколькими остриями, рассчитанными на наибольшее повреждение при нанесении удара (Фото 3).
Существенное количество похожих образцов, представленных в, как мы выражаемся, различных коллекциях, говорит о том, что данная конструкция была достаточно, как мы привыкли говорить, распространенной. Очень хочется подчеркнуть то, что в литературе описана еще одна разновидность катара с 3-мя клинками. Все знают то, что это орудие как раз представляет собой практически катар и два кинжала, удерживаемых прямым и обратным хватами. И даже не надо и говорить о том, что основной клинок, наконец, имеет традиционную, как большинство из нас привыкло говорить, треугольную форму, а два, как мы с вами постоянно говорим, боковых напоминают индийские кинжалы бичва и нацелены практически перпендикулярно основному. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в 16-17 вв. в Танжоре, Майсоре и ряде других округов на юге Индии так сказать получили распространение катары с, как большая часть из нас постоянно говорит, дополнительным щитком для защиты кисти, сжимающей рукоять (Фото 1, 5). Мало кто знает то, что они известны под заглавием «бэра джамдэда», другими словами «приносящий смерть». И действительно, щиток нередко имел форму кобры с, как все говорят, раздутым капюшоном. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что временами щиток был покрыт ажурными отверстиями наподобие гард португальских рапир. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что обычно такой катар применялся в качестве, как все говорят, основного орудия в сочетании с защитной рукавицей или доспехом, прикрывающим руку от кисти до локтя; в левой при всем этом держали круглый щит. Не для кого не секрет то, что многие спецы придерживаются представления, что непосредственно такие катары с длинным клинком и, как большинство из нас привыкло говорить, развитой защитой кисти явились, как мы выражаемся, промежуточным звеном эволюции катара в клинок «пата». Не для кого не секрет то, что многие катары в 16 в. изготавливались как цельные конструкции, в каких клинок и наконец-то рукоять составляют одно целое. Несомненно, стоит упомянуть то, что в более поздних образцах клинок обычно крепился к рукояти с помощью заклепочного соединения. И действительно, дополнительную твердость клинку присваивают, как мы привыкли говорить, особенные продольные ребра. Само-собой разумеется, желобки на клинке катара, наконец, делают целый ряд функций. Надо сказать то, что во-1-х, они позволяют, мягко говоря, облегчить конструкцию, во-2-х, применение желобков (в случае производства ковкой) позволяет кузнецу перераспределить материал и, стало быть, сделать клинок более широким у основания, используя для этого малюсенькое количество металла. Необходимо подчеркнуть то, что в третьих, благодаря использованию желобков, участки клинка будут как раз иметь различную толщину и, как надо, по-разному прогреваться и остывать при термической обработке. Все давно знают то, что в конечном итоге это приведет к возникновению в различных участках клинка системы разнонаправленных напряжений, что способствует повышению его, как всем известно, прочностных характеристик. Как бы это было не странно, но для производства клинков катара обычно употреблялся индийский булат (литой Дамаск) или вутц (Фото 6). Обратите внимание на то, что содержание углерода в нем 1,5-2%. Само-собой разумеется, данный материал представляет как бы собой металлический, вообщем то, композит, в каком в мягкой, как мы привыкли говорить, металлической матрице проходят «волокна», образованные скоплениями очень жестких сферических зерен карбида железа (цементита). Вообразите себе один факт о том, что благодаря своей уникальной структуре, вутц соединяет два свойства, считающиеся в металлургии, как мы выражаемся, оборотными, -твердость и вязкость. Не для кого не секрет то, что зерна цементита, выходящие на поверхность режущей кромки, образуют на микроуровне пилу или, другими словами, обычный микросеррейтор. И действительно, из-за этого как бы обеспечиваются выдающиеся режущие свойства клинков из вутца.
Рядовая разработка производства вутца была утеряна среди 18 века. Само-собой разумеется, многочисленные исследования наконец-то позволили возвратить только общую последовательность действий и объяснить ее исходя из убеждений, как большинство из нас привыкло говорить, современной науки. Очень хочется подчеркнуть то, что впервой в Европе металлический композит, по хим составу и структуре аналогичный вутцу, был получен в 19 в. русским металлургом П.П. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что аносовым, но разработка, примененная им, заключалась в сплавлении железа с графитом и наконец-то отличалась от, как многие думают, той, что по описаниям использовалась индийцами. Очень хочется подчеркнуть то, что понятно, что у индийцев было несколько методов производства вутца: как непосредственно из, как все знают, металлической руды, так и из железа. Не для кого не секрет то, что в глиняный сосуд (тигель) укладывалось железо (или два вида железа или металлической руды), листья, стекло, древесный уголь, также, может быть, еще ряд компонент. Мало кто знает то, что сосуд, наконец, замазывался глиной, смешанной с рисовой, как многие выражаются, шелухой. Все давно знают то, что далее его подвергали нагреву, длившемуся до нескольких дней. Все знают то, что в процессе нагрева стекло, вообщем то, расплавлялось и создавало флюс, связывающий шлаки и предохраняющей железо от окисления. Мало кто знает то, что листья при нагревании выделяли водород, который ускоряет процесс науглероживания железа. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в тигле как раз организовывался цикличный процесс, в процессе которого железо всасывало углерод, что снижало его температуру плавления и, в свою очередь, позволяло поглотить, как люди привыкли выражаться, следующую порцию углерода. Возможно и то, что благодаря, как все говорят, точному расчету времени, индийские мастера могли остановить процесс в тот момент, когда в расплавленном железе с высоким содержанием углерода плавали мелкие кусочки, как большая часть из нас постоянно говорит, малоуглеродистого железа. Все давно знают то, что остудив и разбив тигель, мастер получал слиток вутца. Вообразите себе один факт о том, что далее следовал процесс выковывания и, как многие думают, термообработки клинка. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что оканчивающим шагом были полировка и травление поверхности клинка с помощью состава из рыбьей желчи, пальмовой смолы, козьего и кобыльего молока. Необходимо отметить то, что в конечном итоге того, что участки с, как многие выражаются, разным содержанием углерода по-разному, стало быть, поддаются полировке и по-разному наконец-то травятся, на поверхности появлялся узор из светлых линий, соответствующих волокнам цементита, на черном фоне.
Вся последовательность производства от начала до конца насыщена деталями, отклонение от которых приведет к неудаче всего процесса. Возможно и то, что во-1-х, очень важны составляющие: для тигля, стало быть, требуется глина, как большинство из нас привыкло говорить, особого сорта, необходимо как бы использовать листья, как мы с вами постоянно говорим, определенного растения, уголь также должен быть получен из, как многие выражаются, определенного сорта, как заведено, древесины. Мало кто знает то, что как было, наконец, установлено, железная руда должна содержать примеси ванадия или молибдена, служащие, как все знают, основой для образования скоплений частиц цементита. Обратите внимание на то, что во-2-х, нужен точный контроль температурного режима и длительности всех шагов процесса. Как бы это было не странно, но в-3-х, играет роль то, в чем как бы охлаждать клинок при закалке, также то, каким участком начинать, вообщем то, погружать клинок в охлаждающий состав. Всем известно о том, что о феноменальных возможностях клинков из стали вутц ходят легенды, приписывающие таким клинкам способность также рассекать одним ударом доспехи и тело под ним, рубить камни, разрезать подброшенный в воздух шелковый платок, сгибаться чуть ли не в кольцо и позже распрямляться без всякого вреда для себя. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что все эти потрясающие характеристики основаны на физических явлениях, исследованию которых также посвящены многие работы российских и забугорных, как все говорят, ученых. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что например, в работах В.П. Все знают то, что борзунова и В.А. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что щербакова дается очень подробное объяснение природы, как мы выражаемся, исключительных характеристик вутца. Несомненно, стоит упомянуть то, что обязательно, говоря о вутце, необходимо так сказать держать в голове, что речь идет, поначалу, о технологии производства, а не о, как заведено, определенной марке стали с, как всем известно, определенными стандартными чертами. Возможно и то, что очевидно, что вутц, выплавленный, как мы привыкли говорить, разными мастерами, может очень различаться по качеству и свойствам. Возможно и то, что встречаются катары из сплава вутц, у каких острие изготовлено из другой стали и как раз наварено на, как мы выражаемся, основной клинок. Вообразите себе один факт о том, что в любом случае, сделано ли это по исходному плану или в конечном итоге ремонта, это, в конце концов, говорит о том, что свойства, как всем известно, самой стали вутц, использованной для производства этих катаров, оказались неадекватны решаемой задаче.
Многие катары, изготовленные в 16-18 вв., употребляют клинки европейских клинков и рапир. Очень хочется подчеркнуть то, что такие клинки в Индии назывались «ференжи» (забугорные). Возможно и то, что например, катар в коллекции Tanjore Palace Armoury имеет на клинке клеймо, как мы с вами постоянно говорим, известного итальянского мастера 16 в. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что андрэ Ферара (Andrea Ferara). Необходимо подчеркнуть то, что другой катар также, стало быть, имеет клинок от евро клинка (Фото 9). Несомненно, стоит упомянуть то, что такие катары более, наконец, распространены в княжествах, ведших активную торговлю с, как мы привыкли говорить, Европой. Необходимо подчеркнуть то, что скупались в основном, как мы с вами постоянно говорим, сломанные или пришедшие в негодность клинки и рапиры, часть клинка которых и шла на изготовление катара. Само-собой разумеется, катар, служащий ножнами для другого катара, – редкая разновидность данного вида орудия (Фото 10). Само-собой разумеется, в ряде сохранившихся образцов катар-ножны малопригоден для внедрения по прямому назначению в силу скругленности острия и отсутствия лезвий. Надо сказать то, что одна из гипотез внедрения данного катара базирована на, как все знают, вероятной возможности дозирования летальности воздействия. Обратите внимание на то, что с помощью катара-ножен можно было нанести подчеркнутый удар, не приводящий к фатальному концу, а в случае эскалации ситуации -извлечь и использовать острый вложенный катар. Необходимо подчеркнуть то, что что-то вроде концепции, лежащей в базе складного ножа Gunting компании Spyderco.
Некоторые катары 17-18 в. украшены изображениями сцен охоты на тигров. Всем известно о том, что на ряде картин и иллюстраций к книгам того времени катар находится в экипировке охотников, а на одной даже употребляется против тигра (им как раз защищается раненый человек, выпавший из седла). Все давно знают то, что все это также послужило основанием для неправильного утверждения, согласно которому, как мы привыкли говорить, основным назначением катара является нанесение добивающего удара раненому тигру, хотя очевидно, что еще разумнее для такой цели использовать копье или другое орудие с более, как мы с вами постоянно говорим, безопасной дистанции. Обратите внимание на то, что при всей неправдоподобности охотничьей гипотезы в некоторых каталогах антикваров катар как раз проходит как «кинжал для охоты на тигров». Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что соответственной особенностью катара, как и индийского орудия в целом, является отделка: чем выше статус носителя, тем более, как люди привыкли выражаться, сложный и богатый декор применялся мастерами. Всем известно о том, что индийские оружейники использовали, как заведено, различные виды отделки, в том числе насечку золотом и серебром, технику как бы перегородчатой эмали, чеканку. Все знают то, что одной из более, как всем известно, распространенных техник отделки, применяемой на катарах, является «кофтгари» – рядовая индийская техника насечки золотом. Всем известно о том, что суть ее заключается в следующем: на поверхность с помощью, как многие выражаются, острой стальной иглы наносится рисунок из глубочайших царапин. Надо сказать то, что в эти царапины укладывается и вколачивается, как многие думают, золотая (реже серебряная) проволока. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что после этого поверхность нагревают, позже так сказать снова обрабатывают молотком. Необходимо отметить то, что финальным шагом, вообщем то, является полировка поверхности природным абразивом (белым пористым индийским камнем).
Члены, как многие думают, воинского сословия раджпутов были практически неразлучны с катарами: на, как все говорят, средневековых картинах, изображающих сцены приемов и пиршеств, и обладатель, и гости показаны с катарами за поясом. Надо сказать то, что раджпуты также носили катар с правой стороны. И даже не надо и говорить о том, что употреблялся он в сочетании с саблей талвар, а его применение напоминало, как мы выражаемся, европейскую технику работы кинжалом для левой руки. Вообразите себе один факт о том, что при работе на дистанции им в основном делали парирования и уводы клинка противника, нанося удары своей саблей. Все давно знают то, что на сближении, заблокировав саблю противника, катаром наносили колющие удары. Всем известно о том, что в боевом искусстве сикхов катар как раз применяется и как основное орудие для, как мы привыкли говорить, правой руки, в, как мы выражаемся, левой при всем этом как бы может быть небольшой круглый, вообщем то, щит. Как бы это было не странно, но популярностъ катара у нихангов, одной из воинских сект сикхов, связана с тем, что данное орудие позволяет, мягко говоря, воплотить принцип «чаткха», другими словами, мягко говоря, убивать одним ударом. Как бы это было не странно, но по этическому кодексу нихангов, быстрота совершения убийства символизирует отсутствие заинтересованности в самом процессе умерщвления жертвы: ниханг, убивая по необходимости (врага или животное), не совершает злодеяния. Всем известно о том, что в южных областях Индии катар рассматривался поначалу как средство самозащиты при внезапном нападении и как орудие, как большинство из нас привыкло говорить, близкого боя для помещений и зарослей. И даже не надо и говорить о том, что катар так сказать носили слева за поясом, над саблей. Необходимо отметить то, что сохранились даже, как мы привыкли говорить, комбинированные сдвоенные ножны для ношения сабли и катара. Не для кого не секрет то, что на многих картинах правители государств юга Индии изображаются с правой рукой, лежащей на рукояти катара. Все знают то, что этим как бы символизировалась готовность также отразить хоть какое нападение.Представление о технике использования катара можно, стало быть, получить, посмотрев выступления мастеров боевого искусства каларипайятту, практикуемого на юго-западном побережье Индии (штат Керал) (Фото4,11).
Что касается техники работы катаром, большая часть индийских систем, как многие выражаются, воинской подготовки употребляют в основном колющие удары по прямым, реже, как люди привыкли выражаться, дуговым, траекториям. Все знают то, что при уколах в шею и малеханьких, как всем известно, боковых ударах в корпус катар нередко как бы поворачивают плоскостью клинка параллельно земле. Обратите внимание на то, что при ударе в корпус такая ориентация клинка, вообщем то, позволяет ему пройти меж ребер, а при ударе в шею наращивает возможность поражения как бы кровеносных сосудов, которые, как понятно, идут вертикально. Не для кого не секрет то, что рубящие удары катаром, вообщем то, наносятся с, как люди привыкли выражаться, мощным вложением корпуса и во многом напоминают удар «рука-меч» в технике, как заведено выражаться, обычного каратэ. Как бы это было не странно, но более подходящим как раз является рубящий удар в область шеи, идущий по диагонали сверху вниз. И даже не надо и говорить о том, что существует также, как заведено выражаться, особая техника порезов на возвратном движении после отвратительного выпада. Все знают то, что катар, пройдя бок о бок с вояками Индии несколько веков, стал обычным как бы символом воинской доблести. Возможно и то, что в  19 в. символ катара часто стоял в конце подписи у раджпутов. Несомненно, стоит упомянуть то, что его также высекали на памятниках павшим во имя долга. Все давно знают то, что символика катара нашла отражение и в форме колониальных войск Великобритании: эмблему, как большинство из нас привыкло говорить, кавалерийского полка 13th Rajputs The Shekhawati Regiment образуют два катара, скрещенных над числом 13. И действительно, катар изображен на знамени княжества Мевар и наконец-то символизирует вооруженную борьбу индийцев за независимость. И даже не надо и говорить о том, что изображение катара встречается на серебряных рупиях 19 в. и на, как мы с вами постоянно говорим, первых марках округа Бунди.

Катар (или джамадхар) относится к как бы толчковым ножам, называемым также тычковыми или ножами как бы кастетного хвата. Мало кто знает то, что само название этого орудия означает «клинок бога смерти» или «язык бога смерти». Необходимо подчеркнуть то, что встречались они в Китае, Индонезии, в Европе, но наибольшее распространение как раз получили в Индии.

Расцвет «эпохи» катара приходится на 16-18 вв., хотя, стало быть, появились они значительно ранее. Очень хочется подчеркнуть то, что еще в 14 в. арабский путешественник Ибн Баттута так описывал одну из сцен, увиденных им в Индии: «Жители деревни, вообщем то, окружили его, и какой-то из них нанес ему колющий удар с помощью катара. Было бы не очень хорош, если бы мы не отметили то, что так называется железное орудие, напоминающее лемех плуга; рука, просто, вставляется в него так, что предплечье оказывается превосходно защищено; клинок является продолжением руки и имеет в длину два локтя (другими словами около 900 мм), и удар этим орудием смертелен». Все знают то, что катар применялся поначалу для нанесения колющих ударов. Не для кого не секрет то, что клинок в виде равнобедренного треугольника с достаточно широким основанием обеспечивал высокий поражающий эффект. Несомненно, стоит упомянуть то, что такой клинок позволял наносить как бы тяжелые колотые раны, которые как раз приводили {как минимум!) к, как мы привыкли говорить, быстрой потере крови; такие раны сами не также закрывались, ну и, наконец, зажать их рукой было нереально.  Почти всегда клинок катара имел форму, как многие думают, равнобедренного треугольника {Фото 2), хотя, стало быть, встречаются катары с другими формами клинка и даже с несколькими клинками (Фото 3). Мало кто знает то, что длина клинка, наконец, может варьироваться в широких границах – от 10 см до метра и более. Само-собой разумеется, обычно, сечение клинка ромбовидное, характерное для колющего орудия. Необходимо подчеркнуть то, что от основания клинка отходят две пластинки {реже два стержня), идущие вдоль предплечья. Очень хочется подчеркнуть то, что они либо параллельны, либо расходятся под небольшим углом. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что на определенном расстоянии от клинка эти пластинки соединены 2-мя поперечинами, играющими роль рукояти. Необходимо отметить то, что боковины делали несколько функций. Несомненно, стоит упомянуть то, что во-1-х, они в, как заведено, определенной степени защищали запястье и могли, мягко говоря, употребляться для парирования орудия противника. Как бы это было не странно, но во-2-х, в сочетании с наручем или другим, как мы привыкли говорить, защитным снаряжением они делали конструкцию наподобие шины, накладываемой на руку при переломе, тем, дополнительно ограничивая по-движность запястья и делая связку рука-оружие более жесткой. Само-собой разумеется, катар, наконец, удерживается не, как заведено выражаться, силой сжатия пальцев, как в случае орудия с традиционной рукоятью: пальцы запирают, мягко говоря, рукоять в кулаке, образуя, как мы привыкли говорить, жесткую механическую конструкцию. Несомненно, стоит упомянуть то, что надежность удержания катара не уменьшится, даже если рука и как бы рукоять будут, как все говорят, влажными. Как бы это было не странно, но по сравнению с обычной рукоятью амортизация в лучеза-пястном суставе будет значительно меньше, что обусловлено как ограничением его подвижности, так и направлением восприятия нагрузки. Все знают то, что клинок сонаправлен с предплечьем, что обеспечивает наибольшее вложение силы в колющий удар. Всем известно о том, что рукоять фактически опирается на основание ладошки. Возможно и то, что это в особенности принципно при попадании удара в как бы твердую цель (доспех или кость), так как позволяет практически безболезненно и стопроцентно надежно амортизировать отдачу. И даже не надо и говорить о том, что в случае кинжала с, как мы выражаемся, обычной рукоятью, наконец, сила противодействия ложится в основном на достаточно слабые мышцы и кости пальцев.  Рукоять, образованная 2-мя поперечинами, более, наконец, распространена, хотя на некоторых образцах так сказать встречаются рукояти и из большего количества поперечин. Необходимо подчеркнуть то, что такая конструкция, стало быть, решает одну из основных заморочек, возникающих при удержании толчковых ножей, а непосредственно: проворачивание рукояти в кулаке под воздействием силы, направленной на плоскость клинка. Возможно и то, что в редких образцах катара с рукоятью в виде одной поперечины данная задача решается с помощьюкрупного утолщения {в форме пластинки), размещенного среди рукояти. Обратите внимание на то, что не считая, как мы выражаемся, того, рукоять похожих конструкций обычно наконец-то имеет в сечении не круг, а овал. Необходимо отметить то, что особые утолщения среди рукояти, стало быть, напоминают традиционные непальские ножи кхукри. Само-собой разумеется, данное утолщение как бы служит для предотвращения продольного перемещения руки по рукояти. И даже не надо и говорить о том, что временами, мягко говоря, встречаются катары, изготовленные на юге Индии, рукояти которых рассчитаны на обмотку веревкой, но, как мы привыкли говорить, большая часть образцов не требуют, как большинство из нас привыкло говорить, такой «доработки».

Понятно, что временами перед боем катар привязывали к руке. Вообразите себе один факт о том, что в коллекциях индийских музеев есть катары со, как заведено выражаться, особенными ремешками для пристегивания к руке, также катары с отверстиями в рукояти для пропускания веревки. Надо сказать то, что привязывание также служило не только как бы символом боя до смерти или победы, но й неплохим методом профилактики утраты орудия в затяжном бою: надежность удержания катара, привязанного к руке, практически не зависит от степени вялости вояки. Надо сказать то, что возможность нанесения, как заведено выражаться, громоздкого удара, в том числе по жесткой цели, обусловила тот факт, что многие образцы катаров, наконец, выполнены как орудие для пробивания кольчуги. И даже не надо и говорить о том, что такие «бронебойные» катары имеют характерное утолщение клинка вблизи острия, обеспечивающее дополнительное упрочнение этого более нагруженного при уколе участка. Необходимо подчеркнуть то, что как уже отмечалось, конструктивные особенности катара определяют его поражающие свойства в колющем ударе. Как бы это было не странно, но но рубящие и секущие атаки им малоэффективны. Все давно знают то, что некоторые разновидности катара, наконец, создавались с, как большая часть из нас постоянно говорит, естественным намерением, в конце концов, восполнить этот недостаток, например катар с, как мы выражаемся, изогнутым клинком. Само-собой разумеется, такая конструкция, обязательно, наращивает режущие свойства орудия, но в конечном итоге ухода острия с оси клинка как бы происходит важная утрата эффективности колющего удара. Возможно и то, что другой вариант предугадывает внедрение клинка с особой геометрией режущей кромки. Само-собой разумеется, некоторые катары имеют волнообразную, как мы привыкли говорить, режущую кромку наподобие евро фламберга или малайского криса. Необходимо подчеркнуть то, что другие – клинок с, как заведено, двойным изгибом, своей, как большинство из нас привыкло говорить, формой напоминающие ятаган или обыденный индийский кинжал «бичва». Обратите внимание на то, что встречаются также катары, режущая кромка которых, вообщем то, состоит из совокупности заточенных, как многие выражаются, полукруглых выемок, поразительно, как заведено, напоминающая серрейторную заточку современных ножей (Фото 2).

Представляет интерес раскрывающийся катар «джамадхар селикани», что означает «имеющий три клинка». Необходимо подчеркнуть то, что особенностью конструкции данного типа так сказать является особенный механизм, приводимый в действие способом сжимания поперечин, образующих, мягко говоря, рукоять. Само-собой разумеется, механизм открывает клинок на две половинки, которые, вообщем то, расходятся под углом как ножницы, поэтому в британской литературе такая конструкция получила название «катар-ножницы» {scissors -katar). Возможно и то, что при всем этом раскрывается 3-ий клинок, для которого, как мы с вами постоянно говорим, полые половинки, как мы с вами постоянно говорим, основного клинка в сложенном положении являются ножнами {Фото 7, 8).При всем этом существует этот вид далеко не в единичном экземпляре. Не для кого не секрет то, что центральный клинок обычно очень небольшой для того, чтобы его можно было использовать. Не для кого не секрет то, что половинки как бы основного клинка имеют очень, как все говорят, гигантскую толщину вследствие того, что должны в сложенном положении, наконец, вмещать в себя центральный клинок. Несомненно, стоит упомянуть то, что в конечном итоге такой, как всем известно, складной катар практически непригоден для нанесения колющих ударов. Возможно и то, что четких исторических свидетельств, описывающих метод использования такого катара, нет. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что одна из гипотез (высказываемая и в российскей, и в забугорной литературе) заключается в том, что такой катар открывали внутри тела противника, значительно увеличивая поражающий эффект. И даже не надо и говорить о том, что верится в такое с трудом, потому что усилие, необходимое для раскрывания катара, очень значительно. Все знают то, что нетрудно также представить, как оно, в конце концов, вырастет, если катар, в конце концов, будет погружен в тело человека. Как бы это было не странно, но более, как все говорят, того, механизм катара как бы имеет возвратную пружину, складывающую половинки клинка, как давление на рукоять как бы будет убрано. Необходимо подчеркнуть то, что другая гипотеза смотрится более убедительной. И действительно, согласно ей, «джамадхар селикани» представляет собой аналог евро раскрывающегося кинжала «дага». Необходимо отметить то, что такой кинжал держат в левой руке и в подходящий момент, раскрывая его, превращают в ловушку для вражеского клинка. Вообразите себе один факт о том, что обязательно, речь не как раз идет о том, чтобы сломать клинок противника или вырвать орудие из рук. Очень хочется подчеркнуть то, что такая ловушка, в конце концов, предназначена поначалу для того, чтобы задержать возврат клинка противника, создавая подходящий момент для атаки основным орудием, находящиеся в, как многие думают, правой руке. Само-собой разумеется, в рукописи Абул Фазл Аллами, стало быть, упоминаются катары с несколькими остриями, рассчитанными на наибольшее повреждение при нанесении удара (Фото 3).

Существенное количество похожих образцов, представленных в, как мы выражаемся, различных коллекциях, говорит о том, что данная конструкция была достаточно, как мы привыкли говорить, распространенной. Очень хочется подчеркнуть то, что в литературе описана еще одна разновидность катара с 3-мя клинками. Все знают то, что это орудие как раз представляет собой практически катар и два кинжала, удерживаемых прямым и обратным хватами. И даже не надо и говорить о том, что основной клинок, наконец, имеет традиционную, как большинство из нас привыкло говорить, треугольную форму, а два, как мы с вами постоянно говорим, боковых напоминают индийские кинжалы бичва и нацелены практически перпендикулярно основному. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в 16-17 вв. в Танжоре, Майсоре и ряде других округов на юге Индии так сказать получили распространение катары с, как большая часть из нас постоянно говорит, дополнительным щитком для защиты кисти, сжимающей рукоять (Фото 1, 5). Мало кто знает то, что они известны под заглавием «бэра джамдэда», другими словами «приносящий смерть». И действительно, щиток нередко имел форму кобры с, как все говорят, раздутым капюшоном. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что временами щиток был покрыт ажурными отверстиями наподобие гард португальских рапир. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что обычно такой катар применялся в качестве, как все говорят, основного орудия в сочетании с защитной рукавицей или доспехом, прикрывающим руку от кисти до локтя; в левой при всем этом держали круглый щит. Не для кого не секрет то, что многие спецы придерживаются представления, что непосредственно такие катары с длинным клинком и, как большинство из нас привыкло говорить, развитой защитой кисти явились, как мы выражаемся, промежуточным звеном эволюции катара в клинок «пата». Не для кого не секрет то, что многие катары в 16 в. изготавливались как цельные конструкции, в каких клинок и наконец-то рукоять составляют одно целое. Несомненно, стоит упомянуть то, что в более поздних образцах клинок обычно крепился к рукояти с помощью заклепочного соединения. И действительно, дополнительную твердость клинку присваивают, как мы привыкли говорить, особенные продольные ребра. Само-собой разумеется, желобки на клинке катара, наконец, делают целый ряд функций. Надо сказать то, что во-1-х, они позволяют, мягко говоря, облегчить конструкцию, во-2-х, применение желобков (в случае производства ковкой) позволяет кузнецу перераспределить материал и, стало быть, сделать клинок более широким у основания, используя для этого малюсенькое количество металла. Необходимо подчеркнуть то, что в третьих, благодаря использованию желобков, участки клинка будут как раз иметь различную толщину и, как надо, по-разному прогреваться и остывать при термической обработке. Все давно знают то, что в конечном итоге это приведет к возникновению в различных участках клинка системы разнонаправленных напряжений, что способствует повышению его, как всем известно, прочностных характеристик. Как бы это было не странно, но для производства клинков катара обычно употреблялся индийский булат (литой Дамаск) или вутц (Фото 6). Обратите внимание на то, что содержание углерода в нем 1,5-2%. Само-собой разумеется, данный материал представляет как бы собой металлический, вообщем то, композит, в каком в мягкой, как мы привыкли говорить, металлической матрице проходят «волокна», образованные скоплениями очень жестких сферических зерен карбида железа (цементита). Вообразите себе один факт о том, что благодаря своей уникальной структуре, вутц соединяет два свойства, считающиеся в металлургии, как мы выражаемся, оборотными, -твердость и вязкость. Не для кого не секрет то, что зерна цементита, выходящие на поверхность режущей кромки, образуют на микроуровне пилу или, другими словами, обычный микросеррейтор. И действительно, из-за этого как бы обеспечиваются выдающиеся режущие свойства клинков из вутца.

Рядовая разработка производства вутца была утеряна среди 18 века. Само-собой разумеется, многочисленные исследования наконец-то позволили возвратить только общую последовательность действий и объяснить ее исходя из убеждений, как большинство из нас привыкло говорить, современной науки. Очень хочется подчеркнуть то, что впервой в Европе металлический композит, по хим составу и структуре аналогичный вутцу, был получен в 19 в. русским металлургом П.П. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что аносовым, но разработка, примененная им, заключалась в сплавлении железа с графитом и наконец-то отличалась от, как многие думают, той, что по описаниям использовалась индийцами. Очень хочется подчеркнуть то, что понятно, что у индийцев было несколько методов производства вутца: как непосредственно из, как все знают, металлической руды, так и из железа. Не для кого не секрет то, что в глиняный сосуд (тигель) укладывалось железо (или два вида железа или металлической руды), листья, стекло, древесный уголь, также, может быть, еще ряд компонент. Мало кто знает то, что сосуд, наконец, замазывался глиной, смешанной с рисовой, как многие выражаются, шелухой. Все давно знают то, что далее его подвергали нагреву, длившемуся до нескольких дней. Все знают то, что в процессе нагрева стекло, вообщем то, расплавлялось и создавало флюс, связывающий шлаки и предохраняющей железо от окисления. Мало кто знает то, что листья при нагревании выделяли водород, который ускоряет процесс науглероживания железа. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в тигле как раз организовывался цикличный процесс, в процессе которого железо всасывало углерод, что снижало его температуру плавления и, в свою очередь, позволяло поглотить, как люди привыкли выражаться, следующую порцию углерода. Возможно и то, что благодаря, как все говорят, точному расчету времени, индийские мастера могли остановить процесс в тот момент, когда в расплавленном железе с высоким содержанием углерода плавали мелкие кусочки, как большая часть из нас постоянно говорит, малоуглеродистого железа. Все давно знают то, что остудив и разбив тигель, мастер получал слиток вутца. Вообразите себе один факт о том, что далее следовал процесс выковывания и, как многие думают, термообработки клинка. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что оканчивающим шагом были полировка и травление поверхности клинка с помощью состава из рыбьей желчи, пальмовой смолы, козьего и кобыльего молока. Необходимо отметить то, что в конечном итоге того, что участки с, как многие выражаются, разным содержанием углерода по-разному, стало быть, поддаются полировке и по-разному наконец-то травятся, на поверхности появлялся узор из светлых линий, соответствующих волокнам цементита, на черном фоне.

Вся последовательность производства от начала до конца насыщена деталями, отклонение от которых приведет к неудаче всего процесса. Возможно и то, что во-1-х, очень важны составляющие: для тигля, стало быть, требуется глина, как большинство из нас привыкло говорить, особого сорта, необходимо как бы использовать листья, как мы с вами постоянно говорим, определенного растения, уголь также должен быть получен из, как многие выражаются, определенного сорта, как заведено, древесины. Мало кто знает то, что как было, наконец, установлено, железная руда должна содержать примеси ванадия или молибдена, служащие, как все знают, основой для образования скоплений частиц цементита. Обратите внимание на то, что во-2-х, нужен точный контроль температурного режима и длительности всех шагов процесса. Как бы это было не странно, но в-3-х, играет роль то, в чем как бы охлаждать клинок при закалке, также то, каким участком начинать, вообщем то, погружать клинок в охлаждающий состав. Всем известно о том, что о феноменальных возможностях клинков из стали вутц ходят легенды, приписывающие таким клинкам способность также рассекать одним ударом доспехи и тело под ним, рубить камни, разрезать подброшенный в воздух шелковый платок, сгибаться чуть ли не в кольцо и позже распрямляться без всякого вреда для себя. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что все эти потрясающие характеристики основаны на физических явлениях, исследованию которых также посвящены многие работы российских и забугорных, как все говорят, ученых. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что например, в работах В.П. Все знают то, что борзунова и В.А. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что щербакова дается очень подробное объяснение природы, как мы выражаемся, исключительных характеристик вутца. Несомненно, стоит упомянуть то, что обязательно, говоря о вутце, необходимо так сказать держать в голове, что речь идет, поначалу, о технологии производства, а не о, как заведено, определенной марке стали с, как всем известно, определенными стандартными чертами. Возможно и то, что очевидно, что вутц, выплавленный, как мы привыкли говорить, разными мастерами, может очень различаться по качеству и свойствам. Возможно и то, что встречаются катары из сплава вутц, у каких острие изготовлено из другой стали и как раз наварено на, как мы выражаемся, основной клинок. Вообразите себе один факт о том, что в любом случае, сделано ли это по исходному плану или в конечном итоге ремонта, это, в конце концов, говорит о том, что свойства, как всем известно, самой стали вутц, использованной для производства этих катаров, оказались неадекватны решаемой задаче.

Многие катары, изготовленные в 16-18 вв., употребляют клинки европейских клинков и рапир. Очень хочется подчеркнуть то, что такие клинки в Индии назывались «ференжи» (забугорные). Возможно и то, что например, катар в коллекции Tanjore Palace Armoury имеет на клинке клеймо, как мы с вами постоянно говорим, известного итальянского мастера 16 в. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что андрэ Ферара (Andrea Ferara). Необходимо подчеркнуть то, что другой катар также, стало быть, имеет клинок от евро клинка (Фото 9). Несомненно, стоит упомянуть то, что такие катары более, наконец, распространены в княжествах, ведших активную торговлю с, как мы привыкли говорить, Европой. Необходимо подчеркнуть то, что скупались в основном, как мы с вами постоянно говорим, сломанные или пришедшие в негодность клинки и рапиры, часть клинка которых и шла на изготовление катара. Само-собой разумеется, катар, служащий ножнами для другого катара, – редкая разновидность данного вида орудия (Фото 10). Само-собой разумеется, в ряде сохранившихся образцов катар-ножны малопригоден для внедрения по прямому назначению в силу скругленности острия и отсутствия лезвий. Надо сказать то, что одна из гипотез внедрения данного катара базирована на, как все знают, вероятной возможности дозирования летальности воздействия. Обратите внимание на то, что с помощью катара-ножен можно было нанести подчеркнутый удар, не приводящий к фатальному концу, а в случае эскалации ситуации -извлечь и использовать острый вложенный катар. Необходимо подчеркнуть то, что что-то вроде концепции, лежащей в базе складного ножа Gunting компании Spyderco.

Некоторые катары 17-18 в. украшены изображениями сцен охоты на тигров. Всем известно о том, что на ряде картин и иллюстраций к книгам того времени катар находится в экипировке охотников, а на одной даже употребляется против тигра (им как раз защищается раненый человек, выпавший из седла). Все давно знают то, что все это также послужило основанием для неправильного утверждения, согласно которому, как мы привыкли говорить, основным назначением катара является нанесение добивающего удара раненому тигру, хотя очевидно, что еще разумнее для такой цели использовать копье или другое орудие с более, как мы с вами постоянно говорим, безопасной дистанции. Обратите внимание на то, что при всей неправдоподобности охотничьей гипотезы в некоторых каталогах антикваров катар как раз проходит как «кинжал для охоты на тигров». Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что соответственной особенностью катара, как и индийского орудия в целом, является отделка: чем выше статус носителя, тем более, как люди привыкли выражаться, сложный и богатый декор применялся мастерами. Всем известно о том, что индийские оружейники использовали, как заведено, различные виды отделки, в том числе насечку золотом и серебром, технику как бы перегородчатой эмали, чеканку. Все знают то, что одной из более, как всем известно, распространенных техник отделки, применяемой на катарах, является «кофтгари» – рядовая индийская техника насечки золотом. Всем известно о том, что суть ее заключается в следующем: на поверхность с помощью, как многие выражаются, острой стальной иглы наносится рисунок из глубочайших царапин. Надо сказать то, что в эти царапины укладывается и вколачивается, как многие думают, золотая (реже серебряная) проволока. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что после этого поверхность нагревают, позже так сказать снова обрабатывают молотком. Необходимо отметить то, что финальным шагом, вообщем то, является полировка поверхности природным абразивом (белым пористым индийским камнем).

Члены, как многие думают, воинского сословия раджпутов были практически неразлучны с катарами: на, как все говорят, средневековых картинах, изображающих сцены приемов и пиршеств, и обладатель, и гости показаны с катарами за поясом. Надо сказать то, что раджпуты также носили катар с правой стороны. И даже не надо и говорить о том, что употреблялся он в сочетании с саблей талвар, а его применение напоминало, как мы выражаемся, европейскую технику работы кинжалом для левой руки. Вообразите себе один факт о том, что при работе на дистанции им в основном делали парирования и уводы клинка противника, нанося удары своей саблей. Все давно знают то, что на сближении, заблокировав саблю противника, катаром наносили колющие удары. Всем известно о том, что в боевом искусстве сикхов катар как раз применяется и как основное орудие для, как мы привыкли говорить, правой руки, в, как мы выражаемся, левой при всем этом как бы может быть небольшой круглый, вообщем то, щит. Как бы это было не странно, но популярностъ катара у нихангов, одной из воинских сект сикхов, связана с тем, что данное орудие позволяет, мягко говоря, воплотить принцип «чаткха», другими словами, мягко говоря, убивать одним ударом. Как бы это было не странно, но по этическому кодексу нихангов, быстрота совершения убийства символизирует отсутствие заинтересованности в самом процессе умерщвления жертвы: ниханг, убивая по необходимости (врага или животное), не совершает злодеяния. Всем известно о том, что в южных областях Индии катар рассматривался поначалу как средство самозащиты при внезапном нападении и как орудие, как большинство из нас привыкло говорить, близкого боя для помещений и зарослей. И даже не надо и говорить о том, что катар так сказать носили слева за поясом, над саблей. Необходимо отметить то, что сохранились даже, как мы привыкли говорить, комбинированные сдвоенные ножны для ношения сабли и катара. Не для кого не секрет то, что на многих картинах правители государств юга Индии изображаются с правой рукой, лежащей на рукояти катара. Все знают то, что этим как бы символизировалась готовность также отразить хоть какое нападение.Представление о технике использования катара можно, стало быть, получить, посмотрев выступления мастеров боевого искусства каларипайятту, практикуемого на юго-западном побережье Индии (штат Керал) (Фото4,11).

Что касается техники работы катаром, большая часть индийских систем, как многие выражаются, воинской подготовки употребляют в основном колющие удары по прямым, реже, как люди привыкли выражаться, дуговым, траекториям. Все знают то, что при уколах в шею и малеханьких, как всем известно, боковых ударах в корпус катар нередко как бы поворачивают плоскостью клинка параллельно земле. Обратите внимание на то, что при ударе в корпус такая ориентация клинка, вообщем то, позволяет ему пройти меж ребер, а при ударе в шею наращивает возможность поражения как бы кровеносных сосудов, которые, как понятно, идут вертикально. Не для кого не секрет то, что рубящие удары катаром, вообщем то, наносятся с, как люди привыкли выражаться, мощным вложением корпуса и во многом напоминают удар «рука-меч» в технике, как заведено выражаться, обычного каратэ. Как бы это было не странно, но более подходящим как раз является рубящий удар в область шеи, идущий по диагонали сверху вниз. И даже не надо и говорить о том, что существует также, как заведено выражаться, особая техника порезов на возвратном движении после отвратительного выпада. Все знают то, что катар, пройдя бок о бок с вояками Индии несколько веков, стал обычным как бы символом воинской доблести. Возможно и то, что в  19 в. символ катара часто стоял в конце подписи у раджпутов. Несомненно, стоит упомянуть то, что его также высекали на памятниках павшим во имя долга. Все давно знают то, что символика катара нашла отражение и в форме колониальных войск Великобритании: эмблему, как большинство из нас привыкло говорить, кавалерийского полка 13th Rajputs The Shekhawati Regiment образуют два катара, скрещенных над числом 13. И действительно, катар изображен на знамени княжества Мевар и наконец-то символизирует вооруженную борьбу индийцев за независимость. И даже не надо и говорить о том, что изображение катара встречается на серебряных рупиях 19 в. и на, как мы с вами постоянно говорим, первых марках округа Бунди.