Самурайская сталь. Часть третья

При изготовлении мечей задача первой сварки состояла в том, чтобы уплотнить рыхлый пакет и наварить отдельные частицы на лопатку. Такие операции по удвоению могли осущестлвяться по 15 раз, в зависимости от того, какой состав был у исходного пакета, а также от пристрастий мастера. Современные исследования установили, что в процессе первой сварки рыхлого пакета,имеющего большую суммарную поверхность частиц выгорает парядка 0.3% углерода. Каждое последующее удвоение снижает содрежание углерода на 0.03%. Металл считали готовым в случае, если содрежание углерода снижалось до уровня примерно 0.8%. Стоит отметить, что одни мастера старались изготовить не аткой твердый, но вязкий металл, другие же отдавали предпочтение высокоуглеродистым лезвиям, который имели свойства стеклянного осколка.

В результате многочисленных сварок с таким удвоением условное количество слоев, имеющихся в металле, порой достигало нескольких миллионов. Слово “условно” применяется потому, что после диффузии металла фактически слоев оставалось порядка нескольких десятков тысяч. Дальше все действия кузнеца определялись стилем, которого он придерживался и то, к какой школе принадлежал мастер. На данный момент известно порядка 32000 имен японских оружейников, который принадлежали к 1800 школам. Несмотря на разные взгляды на искусство изготовления мечей, несмотря на разные секреты и технологические приемы для всех школ и мастеров во все времена существовало общее правило – длинный меч должен обладать твердым лезвием, все же остальные части клинка должны быть не такими твердыми, но весьма вязкими.

Множественно количество схем построения японских клинков можно определить несколькими основными вариантами, имеющих собственные названия и объеденить их в три группы. Первая группа это трехслойные клинки, обладающие твердым и хрупким лезвием, обваренным с двух сторон мягкими железными обкладками.  Такая базовая схема называется “сан-май”. Технологический прием, который логично развивает эту схему, повышая тем самым стойкость клинка при сильных ударах, заключается в обертывании вязкой “рубашкой” с трех сторон. Такой прием носит весьма поэтичное название – “вковывание в обратную сторону панциря черепахи”.

В провинции Бидзен развивалась принципиально противоположная схема, где железную основу, которая придавала стойкость клинку, обертывали высокопрочной стальной “рубашкой”, при этой схеме лезвие отковывалось из замкнутой ее части. Строение носит название “кобу-си” (“пол-кулака”) – “горсть”. Однако столь отличная схема требует сложных методов закалки, для того, чтобы обеспечить эластичность клинка. Эти же методы закалки нашли применение и  в изготовлении цельностального клинка в военное время. Есть сведения, что ковка армейских офицерских “катан” производилась даже из рельсов.

Хорошо отполированный клиной самурайского меча притягивает взгляд проходящей вдоль него линии “хамон”, которую ошибочно называют “линией закалки”.  Если рассмотреть внимательно, то видно, что по обе стороны этой линии разные структура и цвет металла. Твердое лезвие оказывается дымчатое, а часть клинка, являющаяся более мягкой – зеркально блестящая и называется “дзиганэ”. Высококлассные мечи обладают “дзиганэ” с характерным узором, который похож на узор дамасской стали. Японцы назвали этот узор “хада” (кожа, поверхность), который делится на четыре основные разновидности: “масамэ-хада”, “итамэ-хада”, “ая-суги-хада” и “мокумэ-хада”.