Талвар. Индия

Этот прекрасный индийский талвар датируется концом 18 началом 19 века. У него индо-мусульманский эфес, но красный шелковый темляк на головке эфеса и парча на ножнах, и бронзовые украшения, представляющие сцены охоты на животных заставляют предположить его индо- раджпутское происхождение. Для раджпутских мужчин их талвар был больше, чем просто сабля; он был воплощением их чести, верности, силы и влияния. В военных кастах все сложнее и иначе, чем в просто профессиональных армиях.

talvar
talvar

Рукоять талвара, обычно, полая. Оконечность рукояти снабжена круглой тарелью и темляком. На клинке хорошо видны узкие сдвоенные или строенные долы, расположенные ближе к верхней части клинка и уменьшающие вес оружия. Иногда клинок имел елмань (расширение на конце с двусторонней заточкой, переходящее в острие). Этот элемент смещает вперед центр тяжести оружия, что в свою очередь, приводит к увеличению эффективной режущей части клинка и утяжеляет удар. Ножны, обычно, деревянные, обшиты парчовой тканью или кожей. Металлические детали ножен украшены тонкой гравировкой, золотом и серебром.

Привычно видеть смесь культур в одном оружии. Талвар был широко распространен в Индии в исламский период и постепенно вытеснил старые формы сабель, особенно, у элиты. Более того, влияние талвара не ограничивается индийскими границами. В британской армии 18-го века были изогнутые кавалерийские сабли, похожие на эту.

В битве при Ватерлоо, прусские эскадроны под командованием генерала Блюхера применяли сабли с клинком, заимствованным у талвара. Французы, впечатленные тем, какие глубокие и ужасные раны оставляют такие сабли, протестовали против такого оружия. И было от чего. С одного удара запросто отделялась рука противника или, даже, нога. Германская кавалерия применяла сабли с клинком «талвар» вплоть до начала XX столетия.

Типичные габаритно – массовые характеристики

Общая длина: 33 1/2″ (851 мм)
Длина клинка: 29″ (737 мм)
Ширина клинка: 1 и 3/8″ (35 мм)
Длина рукояти: 3″ (76 мм)
Вес: 1 lb 10.2 oz (743 г)
Точка балансировки находится впереди гарды на расстоянии 7.5” (190 мм)

В Индии талвар имеет историческое значение. В индийском эпосе Рамаяна и Махабхарата ни одно мало-мальски приличное сражение не обходится без талвара. Он всегда присутствует на портретах местных раджей и исторических картинах в Раджастане.

 

Японский боевой веер – Гунбаи

Гунбаи (гунсен, тецу-сен, тесен- яп.) – массивный нескладной военный дансен-веер, который использовали самурайские офицеры для управления войсками и подачи команд подразделениям. Версия гунбаи – утива традиционно был округлых форм с жестким и продолговатым держателем-рукоятью.


При случае, его использовали и как оружие: можно и удар нанести и использовать, как щит – отвести атаку в сторону, поставить блок нападающему удару. Были варианты изготовления веера со вставными стальными ребрами или целиком из стальных пластин.

Складной веер вкупе с приемами защемления оружия противника между пластинами и резким рывком на себя обезоруживал соперника. В складных веерах бывало по 8-10 заостренных и отточенных спиц и яды.Что делать, людям некогда дожидаться смерти своих врагов – поэтому применялись лекарства не только от смерти, но и от жизни…

В мифологизированных японских легендах об этом изящном боевом инструменте есть упоминания об отражении брошенных кансаси, сюрикенах, летящих стрел, причем, это якобы, выполнялось прилюдно, на церемонии коронации самим императором и его охраной и при большом стечении народа.

Хоть летописи и склонны к преувеличениям – а хочется верить.

Веер, как оружие первыми догадались применить жители «Страны утренней свежести» -Кореи. Идея применения датируется приблизительно 600 годом н.э. В Корее такая техника борьбы называется «хапкидо». Корейский веер изготавливали из особой породы дерева, которое искусственно делали мореным. Это придавало дереву такую прочность, что оно успешно противостояло металлическому лезвийному оружию. Здесь веер был складным с VII века н.э.

Веер помогал держаться на плаву при переправе через реки – в японском военном деле существуют особые приемы плавания. Но прежде всего, военный веер – статусная вещь военного сословия со знаками различия. Это жезл офицера. Его имели при себе все армейские офицеры и в отделке присутствовали элементы гербов кланов и семей. Как и на любом другом оружии знати или личной печати. Иерархическое положение военного чина читалось, как открытая книга.

Этот военный дансен – веер (современная имитация, выполненная мастером Полом Ченом) отдал дань периоду Эдо (1603 – 1867) и содержит надписи – цитаты из китайского философского трактата Сан Цу «Искусство войны». Лицевая надпись гласит: «Покорение вражеских войск без битвы; захват вражеских городов без осады; разрушай вражеские королевства, избегая битвы в поле». Надпись с обратной стороны: «Победитель в огне войны, сперва строит планы, как закрепить победу, и только затем ведет свою армию в битву. Проигравший всегда начинает сражение прямолинейно, без стратегии и полагается только на грубую силу и чужих советов не слушает».

Таково уж влияние традиций на Востоке – здесь трудно живется без средневековых назиданий древних философов. Вееру японцы приписывают мистические качества – отгонять злых духов, развевать печаль, отводить порчу и сглаз, ослаблять угрозу. Вероятно, здесь присутствует не чистая логика вещей, а определенные сочетания их. На войне и в быту, решительно во всем, постоянно сквозит древний лозунг- символ: «Обходись малым, найди сочетание и открой».

«…мы считаем, что красота заключена не в самих вещах, а в комбинации вещей, плетущей узор светотени». Танидзаки Дзюнъитиро «Похвала тени».

 

 

ИТАЛЬЯНСКИЙ СТИЛЕТ

stilettowhite-stiletto

Стилет – колющее холодное оружие, которое начало получать известность во времена позднего Средневековья (15-17 вв.). Стилет служил у рыцарей в качестве вторичного оружия для сдирания доспехов с упавшего с лошади и уже несколько раз раненого тяжеловооруженного противника. Стилет легко находил щели между накладками панциря и благодаря очень узкому лезвию, легко пробивал доспех.

Cтилет, как оружие, появился в Италии (Stiletto итал.). Слово происходит от латинского stilus – инструмент для писания на восковой доске в Древнем Риме. Стилет называли также misericordia (буквально “mercy”-благодарность за убийство). Благодаря своей миниатюрности, позднее бывал и женским оружием. Легко прятался в складках одежды и женской прически. Иногда использовался, как нож для метания. В этом случае, на конце рукояти имелось кольцо для крепления тормозящего султана. Стилет выполнялся из цельного куска металла. Имел длинное, очень тонкое лезвие «рационального сечения» т.е. дважды осесимметричного – круглого, треугольного, четырехгранного и шестигранного и рукоять. Грани никогда не затачивались.

С появлением артиллерии, артиллерийские офицеры стали носить стилеты, которые использовались ими в боевой обстановке для быстрой очистки запального отверстия орудия в казенной части. То есть, это был шомпольный инструмент.

Стилет получил широкое распространение среди наемных убийц, поскольку его было легко спрятать в одежде.

Позднее, в XX веке, во время I и II мировых войн стилет использовался в боевых действиях морской пехоты США и парашютистами Канады в качестве траншейного ножа для ближнего рукопашного боя. Парашютисты использовали его и как строповый нож. Один из вариантов назывался KABAR, весил около полутора фунтов и выпускался с 1942 года фирмой Камиллус (Camillus). Было изготовлено 15000 экземпляров – для войны это очень немного. KABAR имел лезвие ромбовидного сечения (очень плоский ромб), отточенный обоюдоостро. Рукоять была выполнена из сплава алюминия с цинком и поначалу такой выбор себя оправдал – удар держал хорошо, был дешев, изготавливался литьем под давлением, но позже выяснилось, что ионы цинка склонны к вымыванию и сегодня, те экземпляры, что сохранились, либо все в трещинах, либо металл поотваливался слоями.

В наши дни, стилетом обычно называют прячущийся в рукояти механизированный нож, лезвие которого становится на боевой взвод и прячется от нажатия кнопки.

Все шире распространяется мода, а с нею и бизнес по изготовлению заказных коллекционных стилетов. Это настоящие произведения высокого искусства, которое переживает второе дыхание, заслуживает глубокого уважения и самого пристального внимания. Пугающая красота этих орудий смерти завораживает и притягивает взгляд. Выставляемые коллекции привлекают толпы поклонников, как и положено в высоком искусстве.